Евгения (shousha) wrote,
Евгения
shousha

Психиатр № 9.


Справочник мало чем мог помочь в таком случае. Слишком недавно Р-27 открылся, слишком мало туристов и бывали там, и приходили оттуда в другие миры. Возможно, никто из уже знакомых мне консулов не сможет решить вопрос…
И все-таки, попытка – не пытка. Я потянулся за сотовым. И отдернул руку.
Официально сотовая связь не прослушивается. Официально не прослушиваются и домашние телефоны. Но…
Мир тесен, да круг общения узок. Очень многие мои коллеги знали, что я затеял диссертацию по слишком специфической теме. Весть о необычном психиатре разнеслась далеко – это я понял еще с год, а то и больше назад, когда мне впервые позвонили из психиатрической больницы Сыктывкара, попросили освидетельствовать пациента и проконсультировать. И полугода, по-моему, не прошло, как я поменял ориентацию… Научную, имею в виду.
С тех пор командировок у меня было немало…
Точно так же быстро может разнестись по профессиональному сообществу и другая весть. Что некоторые мои… гм… «пациенты» исчезают из клиник. Когда как. Иногда их увозят вдруг объявившиеся «родственники» - под собственную опеку, иногда заявляются грозные дяди в форме и заявляют, что это преступник, а то и шпион, которого они долго разыскивали, иногда объявляется вдруг «лечащий врач» из другой клиники, а иногда… Иногда «больные» действительно исчезают бесследно. Прямо из собственных палат. Смотря какой способ выберет консул родного туристу мира.
Статистика не в мою пользу. Да, попавших в беду туристов не так уж и много, за полтора года чуть больше двух десятков из почти пятисот случаев, которые просили меня проконсультировать, но, кажется, я успел наследить достаточно.
Последние месяца два или три я начал опасаться: критический порог скоро будет достигнут. Сложить два и два может любой здравомыслящий человек. Я стал избегать появляться на профессиональных конференциях и симпозиумах – а вдруг кто-то узнает в лицо? А вдруг узнают двое или трое? «Знаете, коллега… Очень интересная ситуация сложилась… Мы приглашали этого молодого человека на консилиум… Так вот, спустя буквально пару дней больной исчез! – Хо-хо, коллега… У нас точно так же было! После беседы с этим специалистом за больным приехала мать с лечащим. Из Завихряйска… Привезли все бумаги… Так вот, мы звонили в Завихряйскую райбольницу – пациент не поступал!»…
А если критическая масса будет достигнута, моей деятельностью заинтересуются очень многие. Очень. Официально телефоны не прослушиваются, но санкцию прокурора на это получить довольно легко. Тем более легко, если некоторые службы предварительно ознакомят прокуратуру с распечаткой моих телефонных звонков. Сильным мира сего. Очень сильным. «Откуда, интересно, рядовой соискатель на звание кандидата наук, психиатр в областной больничке для особо опасных преступников, признанных невменяемыми, знаком с тем-то и тем-то?».
Ведь консулы других земель, как правило, занимают весьма высокие должности в мире, где работают. Иначе не могли бы в патовой ситуации спасти соотечественника… Подделать бумаги о «переводе из клиники в клинику», удостоверения, мундиры…
А я не могу, не имею права раскрыть тайну. Даже президенту России на ушко. Д-360 – закрытый мир, вы помните?
Консулы, конечно, прилагают все силы, чтобы найти пропавшего туриста. А такой обычно оказывается именно у нас, в психушке. Поэтому я и взял на себя эту обязанность – разыскивать их. По собственной воле…
И – во искупление вины…
Ладно. Надо все-таки действовать. «Не в этот раз…» - успокоил я себя. Пролистал справочник, нажал кнопки сотового…
- Алло! Здравствуйте, Станислав Базильевич! Как жизнь, как дела?
- А, Леонид Сергеевич, дорогой! – раздался в трубке старческий надтреснутый голос. – Все хорошо. У вас как?
«Слава Богу, узнал!» У Станислава Базильевича, хоть он и жил здесь лет сорок как минимум, все-таки остались следы акцента. Если не прислушиваться, не заметишь. Клиенты его компании считали, что он украинец. Собственно, не без оснований.
- Да ничего, нормалёк. Только пациент попался сложный, вот, работаю.
- Тяжелый, Лёнь?
- Тяжелый. Консультации нужны…
- Понятно. Давай перезвоню, а то я тут в роуминге, чего тебе деньги тратить? - «украинец», владелец авиаконцерна «Рунов» понял меня сразу.
Я положил трубку, даже не попрощавшись. И не спросив, в какой стране, собственно, он сейчас находится. Старик перезвонит сразу же, если обещал.
- Ну так что? Рассказывай.
Против ожиданий, он позвонил мне на домашний. Зато теперь я был уверен – связь не прослушают. Звонок от такого человека – точно. Рунов С.Б. - надёжа и опора России. У нас ведь лучшие в мире самолеты, верно? Да и, судя по определителю номера, звонил он вообще из Аргентины… Какой, интересно, контракт он там подписывает? От имени Российской Федерации?
- Станислав Базильевич, двадцать седьмой мир в разделе Р. Однозначно.
Рунов вздохнул.
- Уверен?
- Точно. Госпитализирован во вторую горбольницу. Бабушкину… Ну, ту самую, вы знаете, где лежал тот, из «эф – четырнадцать»…
- А что консул говорит? – перебил меня он.
- Консул ничего сказать не может. Кублановский убит позавчера вечером.
- Как? Убит? – ахнул старик.
Черт возьми, неужели они там в Аргентине новости не смотрят? Даже секретари Рунова? И его пресс-служба, которая, по идее, этим и должна заниматься? Убит бизнесмен-миллиардер - это же во всех лентах новостей найти можно!
Я взял себя в руки.
- Станислав Базильевич, судя по информации в интернете, Кублановский ехал на встречу с Кузовиным. Кузовин прибыл на «переходник» в Нескучном в назначенное время. На перекрестке Ленинского и Ломоносовского, прямо под светофором, Кублановского расстреляли в упор. Буквально за пятнадцать минут до прибытия Кузовина. Он ждал несколько часов в беседке, потом шатался несколько часов по округе в поисках консула. Им заинтересовался патруль. Попросил документы. Кузовин бросился метелить милиционеров…
- Так Кублановский – тоже консул?! – ошалело переспросил Рунов. – Ну и ну…
Я чуть не рассмеялся. Надо же, наверняка бизнесмены, «опора и надёжа», пили вместе не раз… Точнее, встречались на фуршетах – так, кажется, говорят нынче в светских кругах? Каждый наверняка шпионил за другим, вызнавал всё возможное о новых разработках в фирмах «собеседника»…
И никто не смог распознать друг в друге коллегу по основной работе…
- Станислав Базильевич... Алло!
- Понял, понял, - протянул старик. – Хм… Эр какой ты там говоришь?
- Двадцать семь.
- Хм… Пока ничего не могу сказать. Посмотрим…
Он положил трубку.
«Посмотрим…» А на что еще мне надеяться?
Нет, не мне. Петру Кузовину…
В некоторых мирах решившихся на путешествие сразу снабжают соответствующими документами, фальшивыми, конечно. Но – очень похожими на настоящие. Либо представители турагентств – еще до отбытия, либо – гид сразу по прибытии в мир назначения. Они же бронируют гостиничные номера в новом мире. Это, конечно, если на экскурсию отправляется группа.
У одиночного туриста из недавно открывшегося мира есть только одна надежда. Консул.
Кублановский не привез Кузовину документы и не смог обеспечить его жильем. По уважительной причине. В высшей степени уважительной.
Однако, немудрено, что «главный в денежной дружине по делам земли» слегка, скажем так, разнервничался, когда сержант попросил: «Документики ваши!» После бессмысленных и бесполезных восьмичасовых поисков контактного лица – почему бы и нет? Любой наш российский гражданин, оказавшийся в подобной ситуации, допустим, в Египте, пылал бы желанием набить морду первому же представителю властей, оказавшемуся в поле зрения. И высказать ему наболевшее.
В итоге – психушка. Агрессия и глоссолалия в анамнезе.
Бог с ним. «Посмотрим», - обещал мне Рунов.
«Поспим немного…» - подумал я.
Tags: Творчество.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments