Евгения (shousha) wrote,
Евгения
shousha

Приключения психиатра № 3.


Кое в чем Бабуля была права. Эхолалия и глоссолалия, два «подвида» шизофренического языка, давно изучены психологами и психиатрами. И педагогами, кстати. Ведь стадию бессмысленного повторения слогов проходит любой ребенок, когда учится говорить. В этом нет никакой патологии – маленькому человечку надо овладеть речевым аппаратом, логически связать предмет или явление и их название, поэтому он и лепечет, повторяя за взрослыми услышанное. Лепечет сначала слоги, а затем и слова… И только когда эхолалическая стадия развития пройдена, начинает говорить по-настоящему.
Патология – это когда взрослый вдруг начинает бормотать бессвязно и бессмысленно. Далеко не всякая психическая болезнь сопровождается эхолалией, но сама по себе эхолалия у взрослого – обязательно болезнь. Точнее, симптом болезни. Какой именно диагноз поставит консилиум человеку – зависит уже от других симптомов.
Замечено, что эхолалия почти не встречается у классических параноиков. Они чаще склонны ко второму типу шизофренического языка – к глоссолалии. К «глаголанию на языцех», как называли это в древние времена. Болезнь многих юродивых и святых… Ожидавших Судного дня и пророчествовавших о нем. Тоже вид паранойи…
Иногда «языци» эти действительно бывали полностью выдуманными. Человек сам присваивал предметам и явлениям имена, начинал общаться с близкими на искусственном мертворожденном языке. А иногда…
Иногда неведомо откуда, неведомо как, больной вдруг, словно в одночасье, осваивал какой-нибудь ранее совершенно неизвестный ему язык, однако, реально существующий. Или существовавший. В психиатрии описаны такие случаи, хотя, конечно, они… гм… казуистические. Например, та же история больной А. Откуда она могла знать диалект ненецкого настолько редкий, что в настоящее время на нем говорят едва ли человек десять в каком-то Богом забытом стойбище? Или больной С., после травмы головы заговоривший внезапно на одном из вариантов древне-персидского?
Да, подобные случаи были казуистическими. То есть, крайне редкими. По мнению моих коллег, «вдоль и поперек» изучивших проявления глоссолалии. У меня же было другое мнение.
Случаи внезапного освоения другого языка, как оказалось, встречаются довольно часто. Об этом свидетельствовала собранная мной картотека. Просто… Очень редко рядовой психиатр имеет представление о лингвистике. Сложно разобрать фонемы и грамматический строй речи, сложно осмелиться вызвать специалиста, даже если понял чудом, что больной не просто балакает все, что вздумается. Обычно к любому глоссолалику психиатры относятся, как к больному – и не более. «Шизофренический язык, классика, понимаете, коллега?» А раз имеются симптомы психической болезни – ее надо просто лечить. И не более.
И еще реже сам лингвист или филолог может «случайно пробежать» мимо больного… И понять, что за уникальное явление перед ним. К тому же, этот лингвист или филолог должен быть специалистом именно по этой группе языков. По тому языку, на котором заговорил вдруг пациент…
Хм… Вы думаете, что поняли, почему же я взялся за эту тему – «Феномен шизофренического языка с точки зрения лингвистики»? Боюсь, вы ошибаетесь. Диссертация по этой теме – прекрасное средство помочь тем, кто в помощи действительно нуждается. Их очень мало, гораздо меньше, чем подлинных эхолаликов и глоссолаликов, но… Но они есть.
Tags: Творчество.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments