Евгения (shousha) wrote,
Евгения
shousha

Приключения психиатра №2.

Первый выбузг был немного отредактирован, так что просьба перечитать.


- Леонид Сергеевич… И все же, не понимаю вашего интереса к пациенту.
«Бабуля» провела ладонью по венчику серебристо-седых волос, и без того безупречному. Подперла подбородок кулачком и уставилась на меня карими глазами. И без дальнозорких линз – огромными. Я и без Юркиных рассказов знал, что у светила мировой психиатрии, профессора, доктора наук, академика РАМН, член-корра АН, почетного члена нескольких европейских академий Ирины Михайловны Салтыковой есть и другая кличка, кроме той, которой наградили ее в родной клинике. «Жабка». Но так ее называли только недоброжелатели, коих у любого мало-мальски представляющего что-то собой ученого навалом. Для всех остальных она была Бабулей. И в силу возраста, и в силу… гм… характера.
Хорошие бабушки отнюдь не балуют своих внуков. За что внуки, вырастая, часто любят их больше, чем плохих. Тех, которые потакают любым капризам чада.
- Ирина Михайловна, я пишу диссертацию, - в десятый, кажется, раз повторяю одно и то же. – В диссертации раскрываются проблемы…
- Да в курсе. Юрий Анатольевич все рассказал вчера. Честно говоря, не поверила, что кто-то всерьез занялся такой тематикой. Сами знаете, ВАК сейчас диссертации смежников не особо старается одобрять. Зря, конечно…
Бабуля привстала, опираясь на подлокотник кресла, потянулась к пачке ментоловых сигарет на другом конце стола. Я не стал помогать ей – Юрик предупредил, что Ирина Михайловна в свои шестьдесят семь вдруг решила бросить курить.
- Так вот, - щелкнув зажигалкой и выпустив клуб дыма, произнесла Бабуля. – Я звонила твоему научному. Он тоже не рад, что ты сменил тему…
- Ирина Михайловна, да, придется быть смежником, - твердо ответил я. – Пройду все ваковские препоны, если необходимо. А что звонили… Наверняка Михаил Львович вам сказал, что…
- Да, сказал, - раздраженно отмахнулась Бабуля. – Сказал, что согласен на рецензентов и оппонентов из языковых вузов и институтов. Филолух, а не филолог ты, Леонид Сергеевич. Даже не представляешь себе, как трудно сказать новое слово в науке сейчас. Все ведь давно расклассифицировано. Шизофренический язык – это к нам, психиатрам и психологам. А вовсе не на филфак МГУ. Зачем ты за это взялся?
- Вы отговариваете меня от защиты? – я улыбнулся. Вышло несколько неестественно, прямо скажем.
«Черт возьми, она допустит меня до пациента?!» Очень может быть, что человеку надо помочь! И срочно!
- Нет, не отговариваю… - Салтыкова загасила тонкую сигаретку в пепельнице. – Просто мне кажется, что если бы вы занялись своей первоначальной темой… Честное слово, исследование психики «чикатил» ваших… Гораздо интереснее, чем лингвистические изыскания.
- Кому как, - я сложил руки на груди. – Мне лично интереснее исследовать причины появления шизофренического языка. Вот, смотрите…
Я принялся рыться в дипломате, пытаясь найти свои бумажки… Ах, вот они!
- Смотрите. Больной Торопов. Попал в соловьевскую клинику после легкого сотрясения мозга. Родственники оплатили пребывание… Ну, это мелочи. В общем, начал спрягать глаголы по-латински… В смысле, приделывал к корням русских глаголов окончания… Весьма специфические… Бабка - преподаватель латинского во Втором меде. К тому времени давно умерла. А вот другой случай. Больная А… Ну, вы понимаете, не могу раскрыть фамилию… Тайна врачебная. Классическая глоссолалия. Позвали специалиста. Редчайший диалект ненецкого языка. Больная никогда не общалась с ненцами, и никаких родственников, владеющих языками уральской группы, в роду не было…
- Понятно, понятно… - кивнула Бабуля. – Вы весьма подготовлены… И все-таки, советую вам пересмотреть позиции.
- Если не получится защититься, пойду к Юрке… К Юрию Анатольевичу, точнее… Санитаром.
Ирина Михайловна смерила меня взглядом и улыбнулась
- Да, комплекция – самое оно. Ладно, шутки шутками, а должность в «чикатилке» вашей все равно ведь за вами останется. Так что не надеюсь увидеть вас санитаром… Хорошо, идите. Сейчас позвоню, вам обеспечат…
- Свидание будет писаться? – я сунул Бабуле под руку чистый дивиди-диск.
Ирина Махайловна кивнула, принимая конвертик, и тут же окликнула в прижатой к уху трубке кого-то:
- Яковлич… Михал Яковлич, заходи ко мне. Не сейчас, а сей час! Срочно!..
Tags: Творчество.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments