Евгения (shousha) wrote,
Евгения
shousha

№ 1.

Ну чо, други. Мы, как обычно, начинаем безуспешный КВН. Результаты которого, как обычно, не будут засчитаны ни одним издательством.
Повесть носит рабочее название "Приключения психиатра".

Итак,

- Даял. Да, таял… Ял. Дал… Ал. Алла. Ал-ла. Дал. Алло… Слышите, слышите? Алло. Слыши. Слышишь? Шиш. Шиш вам! – щупленький мужичок на экране нахмурил бровки и сурово погрозил небесам. – Вам! Дам! Ам! Всех, всееех ам! Съем!!!
Он подскочил. Точнее, попытался подскочить, но санитар, доселе безучастно стоявший за креслом, уверенно положил ему руки на плечи. Этого хватило. Мужичок оглянулся на санитара и вдруг, наморщившись, пустил слезу…
Я убрал звук. Откинулся в кресле, в который раз наблюдая за тем, как зареванного пациента уволакивают в палату. Проспаться. После двух укольчиков – с чего бы не проспаться-то?
Ладно. Тут все ясно. Шизофрения классическая. Причем потеря интеллекта налицо. Дополнительные симптомы – бред плюс явственная эхолалия. Мне тут явно делать нечего. Не мой клиент.
Впрочем… Диссертацию-то писать все равно надо. Более того, необходимо, прямо скажем. Сроки начинают поджимать.
Я вперился в исчерканные листочки на столе. Где тут раздел «Эхолалия типичная»? Ах вот… Так, больной Р., он же «Буль-буль»… Не то. Больной Д… Ха, Дмитриев. Ну, он успешно пролечен. Именно что пролечен. И выписан. Наверняка ремиссия будет недолгой. Уж слишком упорно повторял свою бесконечную присказку «А кази бы скази». И кто бы знал, что она означала… Так и не добился никто, ни профессора, ни санитары, что за идейка «присела» на воспаленные мозги. У Эр-Буль-буля ситуация, несомненно, легче: в детстве потонул, последнее, что слышал под водой – звук выходящих из легких пузырьков воздуха. Вытащили, откачали. Ну а дальше, уже в двадцать четыре года – случайный стресс, и привет, пациент в клинике. Булькающий… Сейчас уже выведен укольчиками и таблеточками в относительно нормальное состояние. Работают с ним ныне психологи, не психиатры. Внушает надежду.
Ладно. Больная П. «Свет очей моих, свет, приди, приди, свет, очей. Моих очей приди свет. Свету бы… Светлая очей среди ночей…» Ну-ну. Перспективы туманные. Зовут Светланой и Светлого принца себе выдумала… Если шизофренический язык идет в комплекте к шизофреническим фантазиям – это, братцы, тушите свет! Не знаешь, что, собственно, лечить. Где отправная точка болезни – больной ведь не расскажет сам… Не сможет. Бред у него. Да и, к тому же, в анамнезе – попытка самоубийства. Из-за любви к Светлому принцу. Вследствие сей попытки чересчур принципиальные на почве излишней воцерковленности родственники от Светланы отказались. Так что теперь ни у кого не узнаешь, что ей поблазнилось когда-то… Мнда… Семейка та еще…
Ох, мне же нужны записи о мужичке нашем… Ах вот он, этот листочек. Дополним. Так-с…
Так-с… Я наконец-то когда-нибудь переведу свои заметки в комп? Разбирать собственный почерк надоело. Система сокращений явно, кстати, оставляет желать много лучшего… Еще в студенческие времена никто у меня не решался списывать. А уж теперь ни один графолог не разберется, не то, что машинистка…
Итак. Больной Ермолинский. Сорока девяти лет. Верно, да? Да, кажется, это число в скобочках – сорок девять. В разводе, детей нет… «Психиатричку» вызвали соседи – Ермолинский принялся… Чего принялся?! Читать лекции по стихосложению?! Машинам соседей, припаркованным у подъездов?! А если считал, что «ученики» недостаточно усвоили материал, лупил дубинкой по стеклам?
Ну классика, классика!
В анамнезе, кстати… Ах да, он еще и автослесарь! Прекрасно! Для диссера самое то! В анамнезе, кстати, три сборника собственных стихов! За свой счет изданных. И не разошедшихся, не распроданных. Вот вам и душевная травма, приведшая к болезни. Вот вам и эхолалия! Нет, с автослесарем нашим надобно еще побеседовать! Возможно, и не раз…
Ну-ка, еще раз запись поставлю… С начала.
- Айда… да-да… Анда… Ах, панда. Далай. Ах, Лайма… Ла… Лама. Лимон. Ондатра… Лама, давай-далай!
Сотовый запрыгал по столу. Мобильник я, вернувшись с дежурства, поставил на режим вибрации.
- Алло, коллега, вам тоже не спится?
Я остановил компакт-диск. Если позвонил данный конкретный однокурсник и коллега, то отоспаться в ближайшее время наверняка не получится. Впрочем, можно попытаться отшить…
- Нет, коллега Юрик, вы не угадали. Привет, кстати. Я сплю. Очень крепко. Ты даже не знаешь, как крепко.
- Ну и славненько! А то я никак понять не могу, звонил-звонил на домашний… И никто не отвечает. Я аж испугался, хотел скорую вызвать тебе. А вдруг…
- Юр, я после дежурства. Телефоны выключены. Что тебе еще сказать? Ну, допустим, у меня... Ну, мы очень крепко спим. Очень крепко. Понял?
В трубке раздалось громкое сопение:
- Ясно. Ее зовут Диссертация. Как ты ее зовешь в постели? Дися, Тая, Циля, Ася, Сара? Или Серта? Ну, отвечай!
- Даня ее зовут. Сокращение от слова «Дано». Помнишь учебник математики?
- О, конечно! – однокурсник заржал счастливо. – Дано: диссертация психиатра. Которую он обязан защитить. По теме… Как там у тебя тема-то… Забыл. Бог с ним. Лучше я тебе другое скажу. Дано: псих, глоссолалия цветет и пахнет. Доставили вчера. Шизофрения. Явно твой матерьяльчик.
Мой?! Сердце ёкнуло. «Может быть, и впрямь?.. На этот раз?».
- Действительно глоссолалия? – я вдруг понял, что голос слегка сел.
От волнения?
- Да там еще отягощение есть. В анамнезе агрессивность. Менты заломали. В общем, приезжай с утра. Встречу на проходной. Там, правда, с Бабулей нашей поговорить сначала придется… Удочки закинул, не волнуйся. Расписал тебя, как уникального специалиста…
- В восемь, говоришь?
- Ну да. Кстати, передавай привет твоей… Але, да? Ну, ты сам понял…
В трубке раздались длинные гудки.
Ладно, в восемь завтра. То есть, уже сегодня. Значит, выключаем компьютер и баиньки срочно.
А Але я привет передам. Обязательно. Когда созвонюсь. Не скоро.
Tags: Творчество.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments