Евгения (shousha) wrote,
Евгения
shousha

Categories:

Диана, или Посвящение в женщину.

Диана всегда была в черном. Сколько помню ее - темно-каштановые волосы по середину предплечья, скуластое, вовсе не арийское, лицо, и черные платья. Декольте, в вырезе которого наблюдалось нечто маленькое, и платья, сшитые точно по маленькой фигурке. Множество платьев. Она их меняла, по-моему, каждый день. Зимой она надевала теплые пальто, тоже черные, но под ними были черные шерстяные платья. Красивые! Мы видели их.
И - ножки в теплых полусапожках.
Летом Диана ходила в черных трикотажных платьях с вырезами.
И все это ей шло. Изумительно шло. При том, что она была жутко загорелой. Жутко. Говорят, темно-коричневый оттенок кожи и темно-каштановый цвет волос никак не гармонирует с черным. Ей удалось сгармонировать.
И еще - она не красилась. Тогда, в восьмидесятых, было модно выкрашивание "перышками" и перламутровый макияж. Диана стриглась классически - ровная челка над бровями, остальное богатство волос только подравнять оставалось. А на макияж она вообще плевала.

Впервые я увидела ее в весенние каникулы 1987 года. Я, наверное, просто не обращала раньше внимания на переводчиков, сопровождавших группу совспецов. В памяти сохранились какие-то невнятные образы дяденек и тетенек... Помню также, что особо толстую тетку в леопардовом платье папа велел называть "фрау Вальцихь"..
Ладно, не важно.

Я увидела Диану на вечеринке. И обалдела. Ленка толкнула меня под руку, шепнула: "Смотри!" Смотрю! Еще как смотрю! С отвешенной челюстью. Я ответно толкнула Ленку локтем.
Родители укоризненно посмотрели на нас: "Больше двух говорят вслух!"
Да мы чо? Да мы ничо... Просто смотрели на женщину.
А Диана смеялась. Не над нами, нет - папин начальник отпустил шуточку, и она ее поняла.
Как потом выяснилось, переводческие способности Дианы тоже имели свой предел. Но на моей памяти она не справилась с переводом только раз. И очень краснела... Но это было потом.

Через день или два Диана повела нас с Ленкой в магазин. Ненавязчиво так повела - ходили, гуляли по центру Лейпцига...
Как сейчас понимаю - это был заказ наших мам. Не знаю, как там папы наши краснели, выслушивая их указания по международке... Уверена, что они-то краснели еще больше, пытаясь объяснить Диане, что, собственно, необходимо...
...Однако, уверена, что Диана смеялась (или хотя бы, изо всех сил сдерживаясь, прыскала), выслушивая ЦУ наших пап..
Прямо перед дверью папа неожиданно буркнул: "Можешь купить себе там все, что захочешь". И сунул аж 80 марок ГДР. Как потом оказалось, ленин папа поступил так же.
В общем, неопределенно гуляючи и наслеждаясь красотами архитектуры, мы с Леной внезапно обнаружили себя в магазине. Среди кружевных чудес.
Пока мы обалдело оглядывались, к нам вышла продавец. Чуть постарше Дианы, как мне показалось.
- Комплекты двум фройляйн. С примеркой.
Продавец кивнула и, уверенно глянув на нас, сказала что-то вроде:
- Югенд моде.
...Дальше было долгое уговаривание нас купить все-таки те лифчики, которые нам выбрали. Нам объясняли, раз за разом, что вот те кружевные чудеса - они для фрау, а вот есть другие, которые для фройляйн. Диана и продавец потрясали перед нами комплектиками, Диана смеялась над чудесным произношением продавца и поправляла ее... Наконец, спустя час, наверное, а то и два, после долгих наших слез, нас уговорили примерить не то воздушное-волшебное, а из чистого льна. Ленке - два, мне - два.
В тот день мы впервые узнали, что, оказывается, в таком хрупком и интимном деле существуют не только привычные советским женщинам параметры "размер первый, второй и третий". Что лямки лифчиков не надо ушивать. Оказывается, все давно придумано. Обхват грутной клетки и размер сисег давно просчитаны. Продавец серьезно померила нам портновским сантиметром и то, и другое. "70-С" - на тот момент у меня был такой размер. Диана смеялась: "Купи два 70-Д, на вырост пригодится. Великовато, но купи".
Мы также выяснили, что югенд фройляйн надо бы носить чисто льняное или хлопчатобумажное белье. "А то раздражение бывает" - серьезно сказала через Диану продавец. И показала, где именно бывает. На сосках.
Вернувшись домой, я бросила в помойку свой первый лифчег, купленный в Москве. "Второго размера", тщательно ушитый мамой. Он был жутко некрасивый по сравнению с купленными, но... Я бы бросила туда и оба-два новообретенных. В "комплекте".
Но только папе не хотелось показывать свои чувства.
Ну как же?! Обидели девочек. Мы потом с Леной еще дня три плакались друг другу тихонько, что нам не дали купить красоту феерическую, а, как на дурочек, напялили тугой лен...
...Один из этих лифчиков, белый с голубыми и розоватыми незабудками, храню в пакетике до сих пор. Переросла его меньше, чем через год. Какой же он красивый! И качественный! Как все продумано: ни один шов на сосок не попадает...

Спустя год мы с Дианой как бы ненароком оказались наедине. Мы с Леной знали страшную тайну. Есть какие-то "тампончики", которые надо совать "туда"... И, якобы, они даже противозачаточные!
- Нет, от детей они не защитят, - отсмеявшись, сказала Диана. - Завтра пойдем в Apotheke, девочки.
И мы пошли. Боялись ужас как. Особенно того, что кто-нибудь заметит, как мы, дети совспецов, будем спрашивать в аптеке нечто такое... Такое... Волшебное...
Ведь за день да того Ленка мне нашептала, что, мол, надо спрашивать тампоны для девственниц. "Это что, надо объяснять продавцу?"
Однако, все оказалось куда как проще. Диана сказала продавцу (мужчине, между прочим!) что-то, и в наших руках внезапно оказалось по десять пачек тампонов "О.L."
Сейчас понимаю, что, наверное, они были какого-нибудь лицензионного производства от фирмы "О.В.", а может, даже и не лицензионного... В любом случае, мы с Леной эти пачки берегли потом. По старой памяти, видимо.
Даже когда у нас стали продаваться тампаксы, и мы стали взрослыми и смогли себе их покупать (и покупали) сами - почему-то берегли их на потом.
Они были ничуть не хуже и не лучше остальных аналогичных, но последний "O.L." я израсходовала только в 1996 году. Смешно, да?
А тот мужчина-аптекарь, кстати, никак не среагировал на просьбу Дианы. И никак на нас не посмотрел.
Просто удалился за тампонами куда-то за шкафы, а потом вернулся с двадцатью пачками.

Осенью 1989 мы видели Берлин. До падения Стены оставалось меньше месяца. Мы стояли на балконе пятнадцатого этажа отеля "Штадт Берлин", и, в общем... Ну, вы в курсе, что было дальше, а рассказывать подробно реально не хочется. Я не мастер описывать революции. И не дай Боже!
Диана забрала нас, нескольких детей совспецов, оттуда. Нет, нам точно ничего не грозило. Никаких там штази, ничего личного, как говорится. Просто помню озаренную лучами прожекторов Александер-Платц, микроавтобус, на котором нас везли до Лейпцига, и еще неножко дианиных словей:
- Как там у вас говорят? Не было печали?
Я рассмеялась. Хотелось спать.
Она сдала нас на руки совспецам, и удалилась...

Совспецы закончили свою работу под Лейпцигом (это был химзавод) в феврале 1990. Вернее, сдали документы пришедшим им на смену "бешеным бабкам ФРГ".


Я ее видела в 2005, кажется, году. Диана была в Москве. Сейчас искать ту запись в ЖЖ не хочу. Она тогда работала переводчиком у бизнесменов.
Tags: Воспоминания., Жизнь.
Subscribe

  • 11.55

    45! Полет нормальный.

  • С праздником!

    С Днем Великой Победы!

  • Уже вечер...

    Но все-таки: "Бип-бип-бип!" Эти звуки первого искусственного спутника Земли впечатляют! Шестьдесят лет. С началом космической эры!

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 61 comments

  • 11.55

    45! Полет нормальный.

  • С праздником!

    С Днем Великой Победы!

  • Уже вечер...

    Но все-таки: "Бип-бип-бип!" Эти звуки первого искусственного спутника Земли впечатляют! Шестьдесят лет. С началом космической эры!