Евгения (shousha) wrote,
Евгения
shousha

Categories:

Шуша 3. Выбузг 9.


2.

Эдуард Петерс, председатель Объединенной комиссии по соблюдению принципов политкорректности Отдела по ЧС ООР, услышав звоночек телепатического вызова от секретаря, со вздохом захлопнул нетолстую папку. «Ладно, попозже, - подумал он, и постарался ответить на вызов как можно четче: - Да!». Ему, полностью лишенному магических способностей, было сложно общаться с помощью телепатии и мыслеобразов.
«Уполномоченный активист Восточно-Европейского бюро Просдоха Дубова прибыл, – отозвался секретарь. – Прикажете принять?» Петерс улыбнулся про себя: связь удалась с первого раза, то ли у него начало получаться лучше, то ли так секретаря вышколил, что тот теперь старается прислушиваться к его мыслям изо всех сил. Не важно, и то, и другое – очень хороший результат его годичной почти службы в этой должности на благо общества. На благо порядка в обществе.
«Через десять минут» - так же внятно, как и первый раз, отозвался он и бросил взгляд на наручные часы, засекая время. Насколько точен будет секретарь, интересно? Что госпожа Дубова подождет и не будет его тревожить раньше положенного срока, в этом он был уверен. Не раз уже встречались. Пунктуальность и еще раз пунктуальность – это качество он ценил в себе и старался воспитать в подчиненных.
«Дело № 179». Его взгляд снова упал на обложку закрытой папки. Чуть ниже стояла надпись черной ручкой, сделанная быстрым четким почерком секретаря:
«Субъект: Мишель Паскье, техноориентал.
Должность: ведущий геомант Западно-Европейского бюро.
Возраст: 43 лет.
Объект: Биос Маркшейдер, нативный горец.
Должность: системный администратор Западно-Европейского бюро.
Возраст: 82 лет.
Предмет расследования: оскорбление по расовому и половому признаку».
Нда. Черт знает что. Казавшееся элементарным на первый взгляд дело разваливалось на глазах. Так хорошо начиналось – и разваливается!
Уполномоченный активист Западно-Европейского бюро, техноориентал, сотрудник аналитического отдела, подал рапорт о том, что напившись пьяным на корпоративной вечеринке бюро, ведущий геомант, обняв за плечи системного администратора, с которым, собственно, и пил, обратился к нему «ma chere gnome». Петерс поморщился: он знал несколько языков, в том числе других рас, и больше всего ему не нравились те, в которых существовали роды существительных и местоимений. По его мнению, таким языкам давно уже следовало измениться под влиянием менявшегося мира. Все-таки срок немалый, полвека, даже больше, прошло с введения политкорректности. Насколько он знал, в русском языке, например, слово «шампунь» переменило род с женского на мужской всего лет за десять. Так почему же остальным не проявить такую же гибкость?..
Правда, затем, при более тщательном изучении, русский с его устойчивыми формами «техноориенталка», «остроухая», «феминодендрофилка» и так далее тоже разочаровал его.
«Все-таки надо, надо поставить вопрос о скорейшей реформе языков», - уже привычно подумал он, как о чем-то неизбежном при его работе. Не самому поставить, разумеется: сам он слишком мелкая сошка. А вот если через начальство действовать… Да, через начальство… Он слегка поморщился. Нынешний начальник Отдела по ЧС ООР, по его мнению, должности не вполне соответствовал, и на роль инициатора подобной реформы не подходил. Проявлял излишнюю, даже недопустимую гибкость в некоторых вопросах…
Ладно, сколько еще времени осталось? Отлично, три минуты с секундами. Вернемся к «Делу №179». Итак, уполномоченный активист, младший аналитик Западно-Европейского бюро Пьер де Ланкр, две недели назад доложил об имевшем место быть случае оскорбления по расовому и половому признаку. Имена свидетелей зафиксированы в деле. Но только вот беда: теперь свидетели, в основном, ведущие сотрудники и начальники отделов бюро, наотрез отказываются признавать, что нарушение принципов политкорректности вообще произошло. А сам оскорбленный, Биос Маркшейдер, лишь рассмеялся, когда ему задали соответствующий вопрос. Здесь, в этом самом кабинете, между прочим, задали, когда объект оскорбления сидел вот в этом кресле напротив… У вот этого самого стола! «Позволил себе наглость в присутствии начальства, призванного защищать в первую очередь его неотъемлемые права! А еще юбку носит, туфли на каблуках напялил и волосы укладывает!» - с неудовольствием подумал Петер об объекте правонарушения.
Ясно одно. С делом пора заканчивать. Вызвать на очную ставку объекта и субъекта? Или просто поговорить с этим Паскье? Побеседовать отдельно тут, в кабинете… А, может, и не в кабинете, может, самому сгонять в Париж, и пригласить его в кафе какое-нибудь. Глядишь, неформальная обстановка поспособствует чистосердечной беседе…
Tags: Творчество.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments