Евгения (shousha) wrote,
Евгения
shousha

Categories:

Прах к праху, тлен к тлену... И вечная память.

В феврале прошлого, 2007 года, меня вдруг стали одолевать одинаковые сны.
Мне снился молодой кареглазый брюнет в гимнастерке. Он сидел напротив за подобием стола, вокруг, по колено примерно, стояла вода. Он смотрел на меня с каким-то страдальческим выражением лица, и повторял: "Я Коля, я Николай. Сделай что-нибудь, а?".
Это продолжалось недели три. Сначала я просто удивлялась, потом принялась гадать, что же означают эти сны. А потом, в одном из них, военный сказал напрямик: "Отпой меня, пожалуйста". Тем утром я не выдержала, призналась маме, что мне снится вот такое вот...
Мама, в отличие от меня, сразу догадалась, что речь идет о каком-то родственнике. На выбор у нас было сразу двое Николаев: мой дед (папин отец), умерший в 1996 году, и мой прадед (мамин дед, отец моей бабушки), умерший совсем молодым, в 1932, от прободения язвы. Первый воевал, а второй был следователем по особо важным делам в Ставрополе, так что носить гимнастерки могли оба.
Но тот, кто мне снился, никак не был похож на дедушку Колю (хотя тот по причине чувашской национальности был брюнет, правда, сероглазый), к тому же, дедушку Колю отпели. И после наведения справок у бабушки выяснилось, что прадедушка Коля был блондин.
Мы терялись в догадках.
Наконец, дня через два-три (вернее, через две-три ночи, во время которых брюнет снился мне по-прежнему, но теперь молчал, лишь улыбаясь), рано утром, я взмолилась, еще в полусне про себя: "Господи, ну скажи, кто же ты?! Ну пожалуйста!"
И тут в мою голову словно кто-то бросил давнее воспоминание.
...1985 год, мы с дедушкой Ваней (маминым отцом) отдыхаем в Батайске под Ростовом-на-Дону, откуда он родом. Одним утром он поднял меня очень рано, и мы с бабушкой Марусей (его сестрой) и дядей Петей (мужем бабушки Маруси) поехали на машине. Почти четыре часа по степи - и мы на Украине, в какой-то станице на берегу реки Миус.
И там огромный (а, возможно, показавшийся мне по малолетству огромным) монумент-стела бойцам, погибшим в 1943 году при форсировании Миуса. Среди множества фамилий одна: Николай Иванович Кулешов, ст.лт.
К сожалению, сейчас уже не помню, старший лейтенант какого полка, и не помню даже названия станицы...
Зато помню, что тогда, после того воспоминания, я подскочила и бросилась к старым фотоальбомам, которые остались после смерти дедушки Вани в 1999. Ей-Богу, я никогда еще не просматривала их так внимательно.
Я нашла его и узнала - на групповой фотографии 1938 года, в Геленджике. Там стоял мой дедушка Ваня, бабушка Маруся, и он. Николай, Коля, их брат. Кареглазый брюнет. Красивый и очень веселый.
И когда я нашла это фото, я вдруг вспомнила обрывки очень давних семейных историй, когда-то услышанных в детстве, подчас совершенно случайно услышанных.
Моя прабабушка, тоже Мария, оставалась верующей всю жизнь, несмотря ни на какие революции и войны. Она по-тихому крестила мою маму и мою тетю, признавшись в этом только дедушке Ване. Бабушка Маруся, родившаяся уже после установления Советской власти на Дону, верила, скорее, инстинктивно: ни я, ни кто другой из родственников не помнит, чтобы она была в церкви, однако, куличи к Пасхе она пекла (и волшебно), и яйца красила. А дедушка мой Иван, родившийся в 1918, почему-то был ярым коммунистом. Достаточно заметить, что, когда я сообщила ему, что крестилась, он был в бешенстве.
Так вот. Тогда, в 1943-м, прабабушке Марии пришла на Николая не похоронка. Уведомление о том, что он пропал без вести при форсировании реки Миус. И она до конца жизни верила, что он жив. Может, попал в плен, может, серьезно ранен и потерял память. У нее тоже были сны - в них она видела Николая "не по-нашему" одетым, с женой (тоже "не в нашей" одежде), с детьми.
И сама она никогда даже свечей за упокой не ставила. Никогда. И, насколько я слышала, запрещала отпевать его всем верующим родственникам. Она верила, что он жив и вернется...
И только после ее смерти в 1980-м дедушка осмелился послать запрос в архивы - может, что выяснили? Ответ, насколько помню, пришел лишь в 1984. Понятно, какой: "Николай Иванович Кулешов, ст.лт., геройски погиб при форсировании реки Миус... Захоронен в братской могиле там-то..."
Опять-таки, к сожалению, сама бумага лежит в Батайске, у моего троюродного брата, внука бабушки Маруси. Так что я поиню только, что у него был орден Красного Знамени.
А бабушка Маруся умерла спустя полгода после нашей поездки в ту станицу. И сама вряд ли успела отпеть своего брата Николая...
И вот, вспомнив все это, я пошла в церковь и отпела его.
И знаете, он мне сразу перестал сниться.

Я, собственно, вот о чем. Понятия не имею, каким он был - верующим или, как мой дедушка, ярым атеистом. Но его крестили, пусть и в бессознательном возрасте.
И чем жизнь началась, тем она должна и закончиться.
Tags: Жизнь.
Subscribe

  • Выпуск 2

    Начало здесь. Поспать мне не дали. Глядя на экран смартфона, я понял, что и выходных не будет. Точнее, будут, но условные, скажем так. - Алло,…

  • Ну что ж, начнем...

    В общем, опять пришла мне в голову творческая идея. На этот раз про психологов. В отличие от психиатров, надеюсь, закончу. ВЫПУСК 1 Когда мы…

  • Ладно, не хотела писать это сниво...

    Но приходится: как-то надо выкипеть страх. Итак, сниво. Еду я за рулем Жигулей, то ли "пятерки", то ли "семерки". Не знаю особой разницы между…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments