October 19th, 2009

Диана, или Посвящение в женщину.

Диана всегда была в черном. Сколько помню ее - темно-каштановые волосы по середину предплечья, скуластое, вовсе не арийское, лицо, и черные платья. Декольте, в вырезе которого наблюдалось нечто маленькое, и платья, сшитые точно по маленькой фигурке. Множество платьев. Она их меняла, по-моему, каждый день. Зимой она надевала теплые пальто, тоже черные, но под ними были черные шерстяные платья. Красивые! Мы видели их.
И - ножки в теплых полусапожках.
Летом Диана ходила в черных трикотажных платьях с вырезами.
И все это ей шло. Изумительно шло. При том, что она была жутко загорелой. Жутко. Говорят, темно-коричневый оттенок кожи и темно-каштановый цвет волос никак не гармонирует с черным. Ей удалось сгармонировать.
И еще - она не красилась. Тогда, в восьмидесятых, было модно выкрашивание "перышками" и перламутровый макияж. Диана стриглась классически - ровная челка над бровями, остальное богатство волос только подравнять оставалось. А на макияж она вообще плевала.

Впервые я увидела ее в весенние каникулы 1987 года. Я, наверное, просто не обращала раньше внимания на переводчиков, сопровождавших группу совспецов. В памяти сохранились какие-то невнятные образы дяденек и тетенек... Помню также, что особо толстую тетку в леопардовом платье папа велел называть "фрау Вальцихь"..
Ладно, не важно.

Я увидела Диану на вечеринке. И обалдела. Ленка толкнула меня под руку, шепнула: "Смотри!" Смотрю! Еще как смотрю! С отвешенной челюстью. Я ответно толкнула Ленку локтем.
Родители укоризненно посмотрели на нас: "Больше двух говорят вслух!"
Да мы чо? Да мы ничо... Просто смотрели на женщину.
А Диана смеялась. Не над нами, нет - папин начальник отпустил шуточку, и она ее поняла.
Как потом выяснилось, переводческие способности Дианы тоже имели свой предел. Но на моей памяти она не справилась с переводом только раз. И очень краснела... Но это было потом.

Через день или два Диана повела нас с Ленкой в магазин. Ненавязчиво так повела - ходили, гуляли по центру Лейпцига...
Как сейчас понимаю - это был заказ наших мам. Не знаю, как там папы наши краснели, выслушивая их указания по международке... Уверена, что они-то краснели еще больше, пытаясь объяснить Диане, что, собственно, необходимо...
...Однако, уверена, что Диана смеялась (или хотя бы, изо всех сил сдерживаясь, прыскала), выслушивая ЦУ наших пап.Collapse )