September 3rd, 2009

Вроде, все нормально.

Подозрение на инфаркт снято (тьфу-тьфу-тьфу!!!), просто был острый приступ стенокардии.
По идее, сегодня бабушку должны перевести в общую палату. Туда пускают. Если так - поедем к ней.
Но вот мне по-прежнему остается непонятным, какого такого хрена в "двадцатке", чтобы узнать состояние больного, надо подключать замректора Медакадемии (многократновышеупопомянутую соседку тетю Люду)?
Блин, слов нету. В шестьдесят первой, где лежал папа, в справочной можно узнать было все - от температуры до прогнозов. И врачи в реанимации давали совершенно адекватную информацию: да, панкреатит с прогнозом панкреонекроза, да, с этим не живут. Мужайтесь.
А здесь в справочной можно узнать только, в каком именно отделении лежит человек. А лечащие на собеседовании с 13 до 14 часов не сообщают ровным счетом ничего, кроме "Все под контролем, не волнуйтесь!"
Знаете, сравниваю наше с мамой состояние тогда, когда умирал папа, и сейчас.
Все-таки плохие новости лучше, чем их полное отсутствие.