May 9th, 2009

Белый ирис

Так странно, друзья...

...в День Победы сидеть на новой квартире несколько часов, ожидая доставки дивана...
...И читать главу восемь и главу десять "Владычицы Озера" Сапковского.
Про Битву под Бренной - в День Победы.
Про Цинтрийский мир - в День Победы.

"Насупротив, в миле али двух, на поле голом, за лесом, построил нильфгаардское войскао Менно Коегоорн. Стоял там народ железный, аки стена черная, полк при полку, рота при роте, эскадрон при эскадроне, покуда хватал глаз, конца им не было. А по лесу хоругвев и пик вообразить и так вообразить себе можно было, что не токмо широкий, но и зело глубокий строй там устроен. Потому как было того войска сорок и шесть тысячей, о чем в то время мало кто ведал, и хорошо, потому как иначе у многих наших при видимости той нильфгаардской мощи сердце и защемило..."
Collapse )
"Спустя шестьдесят пять лет старушка, которую попросили рассказать о том дне, о Бреннененском поле, сказала:
- Да, мы были равно мужественны. Ни одной стороне не удавалось набрать столько сил, чтобы быть более мужественной. Но мы... Нам удалось быть мужественными на минуту дольше."

"По всей Цинтре звонили колокола. Величественно, гулко, торжественно.
Но при этом как-то на удивление грустно".

Они, колокола Победы, всегда звонят грустно.
Не важно, в Москве, в Берлине, в Токио или в Цинтре...


Нам удалось быть мужественными на минуту дольше.

Белый ирис

Памяти журналистов.

От Москвы до Бреста
Нет такого места,
Где бы не скитались мы в пыли.
С лейкой и с блокнотом,
А то и с пулеметом
Сквозь огонь и стужу мы прошли.
Без глотка, товарищ,
Песню не заваришь,
Так давай по маленькой нальем.
Выпьем за писавших,
Выпьем за снимавших,
Выпьем за шагавших под огнем!

Есть, чтоб выпить, повод —
За военный провод,
За У-2, за эмку, за успех.
Как пешком шагали,
Как плечом толкали,
Как мы поспевали раньше всех.
От ветров и водки
Хрипли наши глотки,
Но мы скажем тем, кто упрекнет:
«С наше покочуйте,
С наше поночуйте,
С наше повоюйте хоть бы год!»

Там, где мы бывали,
Нам танков не давали —
Но мы не терялись никогда.
На пикапе драном
И с одним наганом
Первыми въезжали в города.
Так выпьем за победу,
За нашу газету.
А не доживем, мой дорогой,
Кто-нибудь услышит,
Снимет и напишет,
Кто-нибудь помянет нас с тобой!